суббота, 29 октября 2011 г.

Акцент на юбилей!

Юбилейные даты в 2012 году.


АПРЕЛЬ

90 лет назад (1922) в Москве открылась Всесоюзная государственная библиотека иностранной литературы (ныне – Российская государственная библиотека иностранной литературы им. М. И. Рудомино).
http://www.libfl.ru/

МАЙ

95 лет назад (1917) постановлением Временного правительства в Петрограде была основана Книжная палата. Ныне - Российская книжная палата.
http://www.bookchamber.ru/

ИЮНЬ

3 июня - 110 лет со дня рождения Ангелины Дмитриевны Золоцевской (3 июня 1902, Святые Горы, Псковская губ. - 3 марта 1963, Псков), участницы первых боев Красной Армии под Псковом.

Ангелина Дмитриевна Золоцевская, дочь швеи из Пушкинских Гор, выпускница Псковской женской гимназии, - одна из первых в 1918 году вступила в ряды бойцов Второго красноармейского полка, сформированного в Пскове А. И. Черепановым. Была пулеметчицей, сражалась на разных фронтах гражданской войны. Вся ее последующая жизнь была связана со службой в рядах армии.

После демобилизации приехала в Псков, работала заместителем заведующего областным отделом культуры, затем, до конца жизни - в Псковской областной научной библиотеке, заведующей методическим и библиографическим отделами.

Литература:
1. Удалова, Л. Ангелина Дмитриевна Золоцевская / Л. Удалова // На рубеже тысячелетий : книга о людях культуры и искусства. Т. 2. – Псков, 2002. – С. 119-120.

ИЮЛЬ

150 лет назад (1862) основана Московская публичная библиотека (в составе Румянцевского музея). Ныне – Российская государственная библиотека (с января 1992 года).
http://www.rsl.ru/

105 лет назад (1907) вышел в свет первый номер еженедельного библиографического указателя "Книжная летопись".
"Книжная летопись", библиографический журнал, орган государственной библиографии СССР. Первый номер "К. л." вышел 14(27) июля 1907 в Петербурге. До Октябрьской революции 1917 "К. л." издавалась Главным управлением по делам печати в основном в цензурных целях: еженедельно наряду с данными о новых книгах помещались списки книг, изъятых из продажи, перечни постановлений об уничтожении изданий и т.д. После Октябрьской революции основной задачей "К. л." стала своевременная информация читателей о вновь вышедшей литературе. С 1920 "К. л." выходит в Москве. Является изданием Всесоюзной книжной палаты, осуществляющим первичную библиографическую регистрацию всех новых книг, выходящих в Советском Союзе на языках народов СССР и на иностранных языках. Описание нерусских книг даётся в переводе на русский язык с указанием языка издания. Издаётся в 2 выпусках — основном, еженедельном, и дополнительном, выходящим раз в месяц. Ежеквартально отдельным выпуском выходят именной, предметный и географический указатели, раз в год — указатель серийных изданий, выпуски которых зарегистрированы в "К. л.".
И. Я. Маскилейсон



13 июля - 150 лет со дня рождения Николая Александровича Рубакина (1862-1946), – русского просветителя, теоретика библиотечного дела, известнейшего библиографа. 
   «Имя Рубакина в данное время мало кому-нибудь что-нибудь го­ворит, но тогда (1890 -1900 гг.) этот крупный талант, часто вое­вавший с цензурой, был лозунгом для писателей, работавших для на­рода. К нему совершались в буквальном смысле паломничества молодых начинающих литераторов и студенчества»,- так писала в своих воспоминаниях писательница, тесно связанная с нашей Псковской землей, автор исторических и биографических повестей, Маргарита Владимировна Ямщикова, знакомая нам под псевдонимом «Ал. Алтаев».
      С именем Николая Александровича Рубакина связаны интереснейшие страницы истории русской культуры конца XIX -нача­ла XX века.
      Организатор библиотечного дела, собравший в течение своей жиз­ни две ценнейшие, уникальные библиотеки, превращенные им в просве­тительные учреждения; руководитель самообразовательного чтения сотен читателей; ученый-библиотековед, исследователь сложных про­цессов чтения и психологии читателей; писатель - популяриза­тор; библиограф, создавший десятки библиографических указателей, в том числе фундаментальный труд «Среди книг»; общественный дея­тель в области народного образования; талантливый лектор; редак­тор и издатель. Таков диапазон деятельности Н. А. Рубакина, энцик­лопедически образованного человека, обладавшего отзывчивым сердцем, темпераментом и талантом публициста, горячо откликавше­гося на самые острые и злободневные вопросы текущей жизни.
     Ромен Роллан, с которым был близок Рубакин, много писал о нем в своем дневнике. Вот запись 1917 года: « Рубакин - человек лет 60, с седой бородой, улыбающийся и трепещущий мыслью... Это вели­кий энциклопедист или, лучше говоря, он сам уже является энцик­лопедией современной России».
    В представлении многих современников Рубакин был неистовым, одержимым человеком, все интересы которого были связаны только с книгами. Но Рубакин жил и работал не для книг - для людей. Все его по­мыслы, весь титанический труд были обращены к русскому народу: «Я решил посвятить свою жизнь борьбе за человека - против гнус­нейшего вида неравенства - неравенства образования». Книга для него стала средством такой борьбы. Всю свою кипучую энергию, не­иссякаемое трудолюбие ученый употребил на осуществление этой за­дачи.
    За свою жизнь он создал 280 научно-популярных книг, написанных яс­ным, простым языком. Их мог понять самый малограмотный читатель. Он выработал свой, «рубакинский» язык, изучая язык своих читате­лей.
    Николай Александрович родился в купеческой семье 13 июля 1862 года. Жили Рубакины в малень­ком городке Ораниенбауме (ныне г. Ломоносов), расположенном ря­дом с Петербургом и, тем не менее, сохранившем все черты глухого русского провинциального городишка.
    Отец Николая Рубакина, Александр Иосифович, происходил из старинной купеческой семьи. Рубакины - купцы старозаветные. Уже в начале XVIII века Рубакины были купцами в Торопце на Псковщине. Николай Александрович очень любил го­ворить, что он родом из "самой демократической русской республи­ки - Пскова".
    Мать, Лидия Терентьевна, тоже происходившая из ку­печеской старообрядческой семьи, была женщиной незаурядной, ока­завшей на своего сына огромное влияние. Это она, купеческая дочь и жена, передала Николаю Рубакину уважение и страстную любовь к книге. Она сама много читала, занималась самообразованием. 
    Книги были для маленького Коли первыми и самыми любимыми иг­рушками, с ними связаны его первые и очень стойкие увлечения. Еще не умея читать, стал играть в библиотеку и собирать книги. Толь­ко-только научился писать и сразу начал изготовлять собственные рукописные "книги". Можно сказать, что Рубакин был не только при­родным библиофилом, но и природным литератором.
    Каждая вновь прочитанная книга вызывала в нем желание сочи­нить такую же или переделать прочитанное, внести в него свое. В 11 лет Николай, как и надлежало мальчику этого возраста, зачиты­вался приключениями Рокамболя. Через год он сочинил приключенческий роман и пьесу «Ни то, ни се». В13-летний мальчик начал издавать рукописный журнал «Стрела». Больше всего места в нем занимали заметки научного характера. Это были его собственные наблюдения за тем, что открывалось любознательным мальчишеским глазам в по­ле, в лесу, на болоте.
   Первым печатным произведением юного литератора была небольшая статья «Обоготворение животных», посланная им в редакцию журнала "Детское чтение". Там понравилась статья, написанная простым языком и содержащая прогрессивные по тому времени взгляды. Ее напе­чатали и не забыли выслать автору гонорар - 16 рублей. Гонорар был по тем временам довольно большой, но редакция журнала не знала, что ее новому сотруднику всего 15 лет. А с 17 лет он начал регулярно печатать научно-популярные статьи в журнале "Семейные вечера".
     В 1873 году Лидия Терентьевна Рубакина переехала с сыновьями в Петербург, где Николай и его брат Михаил поступили в реальное училище, а она, стремясь найти какое-то поле для своей деятельнос­ти, решила открыть небольшую публичную библиотеку. Сын хозяйки библиотеки не вылезал из комнаты, уставленной стеллажами книг. Именно здесь будущий библиограф, популяризатор, теоретик самообра­зования столкнулся не только с книгами, но и с читателями этих книг. Там он впервые стал размышлять над огромным разнообразием и своеобразием читательских интересов.
    Много лет спустя, на склоне жизни, Рубакин писал в автобиогра­фии: « В 1875 году мать открыла в Петербурге публичную библиоте­ку, которая определила и смысл, и цель, и работу всей моей жизни, с тех пор моя жизнь прошла среди книг».
    Поступив в 1881 году в Петербургский университет на естест­венный факультет, он решил посещать также лекции на историко-фи­лологическом и юридическом факультетах. В университете ему пос­частливилось слушать лекции таких светил науки, как Д. II Менделеев, И. М. Сеченов, А. Е Бекетов, А. М. Бутлеров, В. В. Докучаев. Лекции эти оставили след в памяти на всю жизнь. В первый же год пребывания в университете Рубакин принимает участие в работе не­легальной студенческой организации, участвует и в научно-литера­турном студенческом обществе.
    В 1886 году К А. Рубакин был арестован по обвинению в расп­ространении революционных изданий, после чего над ним устанавливают на год гласный надзор полиции, замененный универси­тетским надзором. 
    Это отразилось на всей дальнейшей жизни Николая Александровича. По окончании университета в 1887 году ему «по неблагонадежности» было отказано в просьбе остаться при уни­верситете для подготовки к профессорской деятельности. По той же причине его лишили права преподавания в учебных заведениях, нес­мотря на то, что он окончил университет с золотой медалью. Много позднее, в автобиографии, приложенной к письму в СНК СССР с прось­бой о назначении пенсии, Н. А. Рубакин писал по этому поводу: «Это отрезало меня навсегда от педагогической деятельности, и я стал на весь век литератором».
    В конце 80-х годов Николай Александрович познакомился с груп­пой деятелей народного образования. Это были: сотрудник, а впос­ледствии руководитель издательства «Посредник» И. И. Горбунов-По­садов, сотрудник этого издательства, впоследствии биограф Л. Н. Толстого П. И. Бирюков, секретарь Петербургского Комитета гра­мотности В. В. Девель и др. Рубакин начинает работать в кружке по изучению читателей. Пытливый и наблюдательный, он подметил, что читатели по-разному реагируют на одну и ту же книгу. Каждый чи­татель имеет свои индивидуальные особенности, и помогать в выборе книг можно, только учитывая эти особенности. Тут Рубакин был пер­вооткрывателем.
    До него никто не поднимал в печати вопроса об индивидуальном подходе к каждому читателю.
    Эта, плодотворная, прогрессивная идея пронизывает в дальнейшем все произведения, посвященные вопросам чтения, изучению читателей, самообразованию. С помощью членов кружка Николай Рубакин разра­батывает программу изучения читателя из народа и влияния книги на читателя. В 1889 году эта программа была напечатана в журнале «Русское богатство», (Рубакин Н. Опыт программы для исследования литературы для народа.).
     В 1892 году взял в свои руки пришедшую к этому времени в упадок библиотеку матери. Он провел коренную реорганизацию библиотеки. Большое внимание было обращено на ее комплектование. Рубакин непосредственно руководил библиотекой с 1892 по 1896 гг. Библиотека Николая Александровича была одной из лучших обще­доступных библиотек в столице по количеству и по качеству фон­дов. По организации и направлению деятельности она представляла собой незаурядное явление в культурной жизни Петербурга конца XIX - начала ХХ вв. Она стала своего рода общественно-литературным клубом для молодых писателей, ученых, учителей. Просветительские цели, которые ставил Н. А. Рубакин перед библиотекой, придавали осо­бый, неповторимый характер всей ее деятельности, способствовали росту ее популярности среди рабочих и интеллигенции Петербурга.
    Для самого Николая Александровича библиотека являлась научной базой, лабораторией для изучения читателей.
    В начале 90-х годов библиотека Рубакина послужила основой для создания «Подвижного музея» учебных пособий. Н. А. Рубакин в помеще­нии музея читал лекции для рабочих.
    Кроме снабжения учебными пособиями вечерних школ для рабочих, бесплатных народных библиотек, рабочих обществ образования, Под­вижной музей учебных пособий вел большую работу по составлению и изданию библиографических указателей исторической и научно-попу­лярной литературы.
    К середине 90-х годов Рубакин становится признанным писате­лем, популяризатором естественнонаучных и исторических знаний. Начиная с 1892 года, одна за другой выходят его научно-популярные книжки для народа. Некоторые из книг этой серии выдержали по 5-7 и более изданий, переводились на иностранные языки. 
     В 1901 году Николай Александрович из Петербурга отправлен в ссылку за подписание протеста против полицейской расп­равы над студентами. Местом ссылки была определена глухая та­тарская деревушка в Крыму вблизи Алушты. Из крымской ссылки его отправили под полицейский надзор в Новгород.
    В конце 1907 года людям, сочувствовавшим революции, призывав­шим к свержению самодержавия в своих книгах, грозили репрессии со стороны царского правительства. Власть поставила Н. А. Рубакина перед выбором: либо долголетняя ссылка и полная изоляция, либо эмиграция за границу без права возвращения, но все же с возмож­ностью продолжения своей литературно-просветительной деятельнос­ти.
    Еще в 1906 году Рубакин выехал в Финляндию и поселился в Вы­борге, а осенью 1907 года он покинул нелегально пределы Российской империи и переселился в Швейцарию, в Кларан.
     Перед отъездом за границу Николай Александрович передает свою библиотеку в 100 тысяч томов Всероссийской лиге образования. Этим актом он осуществил давнишнюю мечту - превратить свою биб­лиотеку из частной в общедоступную.
      Оказавшись в Швейцарии, Николай Александрович начинает соби­рать свою вторую библиотеку. Она была уникальной и бесценной по своему составу. Ею пользовались на протяжении десятков лет вся революционная эмиграция, к Рубакину обращались все слависты мира.
      Владелец библиотеки требовал от читателей одного: бережного возвращения взятых книг. Ни для кого - даже самых им почитаемых - не делал исключения.
     Но когда в годы второй мировой войны в Швейцарии очутились ты­сячи советских военнопленных, бежавших из фашистского плена и ин­тернированных швейцарским правительством, - Рубакин сумел про­бить стену изоляции, которой они были окружены, и послать им больше 10 тысяч книг, не рассчитывая на их возвращение.
     Свою огромную библиотеку он, преодолев немалые трудности, выз­ванные швейцарскими законами, завещал Родине.
      Обосновавшись в Кларане, Н. А. Рубакин возобновляет свои связи с Россией, с издательствами и журналами. В период с 1911-1915 гг. с помощью известного библиографа И. В. Владиславлева и других коллег он печатает в московском издательстве «Наука» второе издание «Среди книг».
      Уже после выхода в свет первого издания этого труда (1906г.) Николай Александрович завоевал авторитет крупнейшего представи­теля рекомендательной библиографии в России. Появление второго - подняло на еще большую высоту его авторитет в глазах общест­ва, закрепило за ним славу выдающегося библиографа.
     Последние двадцать лет жизни в Швейцарии прошли весьма плодотворно. На основании многолетнего изучения читателей и книг он завершил создание специальной науки о чтении - библиопсихологии.
     Работы Н. А. Рубакина стали переводиться, выходить во многих странах мира, а в 1928 году он основал в Лозанне, куда переехал из Кларана, уникальный центр научного исследования и пропаганды книги - Международный институт библиопсихологии - и стал его ди­ректором.
    23 ноября 1946 года Н. А. Рубакин скончался в возрасте 84 лет.
    Архив ученого вместе со второй библиотекой в 130 тысяч томов в 1948 году передан был России, где и хранится ныне в Российской государственной библиотеке в качестве специ­ального отдела «Фонда Рб.»
    В этом же году урна с прахом Н. А. Рубакина была перевезена из Лозанны в Москву и захоронена на Новодевичьем кладбище. Скромная каменная урна имеет вид печати, лежащей на каменной книге, на которой выгравированы слова: «Да здравствует книга - могуществен­нейшее орудие борьбы за истину и справедливость!» - девиз, кото­рому Рубакин был верен всю жизнь.
   В конце своей жизни Рубакин составил таблицу им сделанного: прочитано 250 тысяч книг, собрано 230 тысяч книг, написано 49 больших научных трудов и 280 научно-популярных книг, опубликовано 350 статей.
   


     Наследие выдающегося просветителя огромно, нам же интересно познакомиться с трудами, посвященными библиотечному делу.
    Истоки многих современных взглядов на библиотековедение можно обнаружить в сочинениях Николая Александровича Рубакина. Но безапелляционная давняя критика научной и публицистической деятель­ности книговеда имела отрицательные последствия для судь­бы его трудов. Работа Николая Александровича «Психология читателя и книги» была в последний раз издана в 1929 году. Сле­дующий сборник статей Рубакина появился через 33 года, в 1962 го­ду, к широко отмеченному общественностью столетию со дня рожде­ния. С тех пор о вкладе выдающегося русского просветителя в библиографию, изучение читательской психологии, организацию биб­лиотечного дела, написано немало книг и статей. Но сами работы Ру­бакина не выходили, и только в 1975 году впервые был издал двух­томник избранных произведений трудов (Н. А. Рубакин. Избранное. В 2 -ух томах. М., «Книга», 1975).
    Два тома избранных сочинений содержат работы, надолго опреде­лившие деятельность учителей, библиотекарей. Среди них одно из первых мест и не только по хронологии, но и по своему значению - занимает знаменитая работа «Этюды о русс­кой читающей публике» (1895 г.). История создания этих «Этюдов» крайне примечательна для характеристики автора.
    Эта работа выросла как результат многолетнего и тщательного изучения вопроса, связи библиотековеда с сотнями людей, имевших отношение к изданию и распространению книг в России. Он отразил условия жизни и настроения читателей различных классов, нарисо­вал яркую картину культурной отсталости России 90-х годов. «Этю­ды» являются одним из наиболее острых произведений рубакинской публицистики. Он выступал здесь как публицист, сумевший увязать вопросы чтения с общественной жизнью.
   Как всегда, избегая риторических восклицаний и негодующих ти­рад, автор спокойным тоном исследователя приводил показания сотен людей, цитировал выдержки из официальных документов, из отчетов министерства народного образования, из официальной статистики. Но выводы книги были ужасающими. Перед читателями разворачивались картины трагической духовной нищеты, сознательной изоляции народа от прогресса знаний.
    В «Этюдах» впервые говорится о народной интеллигенции, дос­тигшей образования собственным усиленным трудом, распространявшей приобретенные знания среди рабочих и крестьян. Ав­тор выдвинул идею изучения читателей, принцип подбора для него подходящих книг на основании определения его психологического типа, изучения его жизненных условий. Идеи, высказанные и обос­нованные в, этой книге, Рубакин развивал и углублял всю жизнь.
   Несомненно, заслуживает внимания наблюдение над «старением» книги. Он доказывает, что в такой огромной стране, как наша не может быть разделения книг на, «модные» и «устарелые». При резкой дифференциации читателей - их возрастов, профессий, вкусов - почти любая книга в конце концов находит своего читателя и неправомер­но пытаться ориентировать его только или по преимуществу на книж­ные новинки.
   В трудах Рубакина отражено представление и о такой составляю­щей образа читателя, как «запрос». Понятие «запрос» используется ученым в тесном контексте с практикой библиотечно-библиографи­ческой работы. В «Этюдах» автор указывал на то, что каталог пра­вильно организованной общеобразовательной библиотеки должен быть составлен так, чтобы «каждый запрос мысли, каждый порыв любозна­тельности, в какую бы сторону мировой, общественной или личной жизни он направлен ни был, мог быть удовлетворен». Разнообразные запросы читателей предъявляют серьезные требования к уровню про­фессиональной подготовки библиотекарей, библиографов, книжных работников. Они должны владеть обширными знаниями, чтобы на каж­дый запрос суметь дать точный ответ с учетом образовательной подготовки и других особенностей читателя: «Давать такие указа­ния по запросам, от кого бы они ни исходили и к какой бы отрас­ли науки и литературы ни относились, - это и значит сознательно работать над распространением лучших книг».
    В своих теоретических работах и практике писателя-популяриза­тора Рубакин утверждал, что не существует в культуре, в науке то­го, что нельзя было бы доступно изложить каждому грамотному человеку. В произведении, которое он считал своей «главной книгой», Н. А. Рубакин утверждал право и возможности самого демократического читателя на освоение всех вершин человеческой куль­туры и мировой литературы. Этим произведением библиотековеда яв­ляется его трехтомная работа «Среди книг» (1906).
    В библиографии «Среди книг» занимает совершенно особое место. Это был не свод аннотаций лучших книг, а попытка дать миллионам читателей «круг чтения» - последовательный, рассчитанный на то, чтобы вести от близкого к далекому, от конкретного к абс­трактному, от фактов к идеям. В первом издании «Среди книг» (1906) было описано 7500 книг. Новое трехтомное издание 1911 - 1915 годов включало в себя около 20 000 книг.
     Конечно, десятилетия, прошедшие с того времени, когда Рубакин начинал свою работу, «круг чтения», составленный им устарел. Но представляют самый живой интерес принципы, по которым библи­ограф составлял «Среди книг».
  «Две области знаний положены в основу этого труда: во-пер­вых, изучение книг; во-вторых, изучение читателя», - так определил сам автор предназначение указателя. В приложениях к 1-ому изда­нию он дает библиографию библиотековедения – «Список пособий для библиотекарей», который начинается с изложения программы подготовки кадров библиотечных работников. Книги, необходимые для под­готовки библиотекаря, Рубакин делит на 5 разделов.
  1. Книги, знакомящие с техникой, историей и современным состоянием библиотечного дела. 
  2. Книги, знакомящие со всей наличностью печатных богатств, существующих на русском языке (если есть, иностранный отделите и на иностранных языках). 
  3. Книги, помогающие разобраться в наличности этих (выбор лучших и наиболее соответствующих запросам читателей). 
  4. Книги, содействующие быстрому и, по возможности, дешевому пополнению книг. 
  5. Книги, знакомящие библиотекаря с содержанием тех идейных богатств, которые имеются в данной библиотеке. 
      Наряду с указанием профиля в программе содержится также ряд советов по организации библиотеки. Эти советы в развернутом виде были изложены в докладе Рубакина «Основные задачи библиотечного дела». (Спб., 1907, 31 с.) 
    Указатель «Среди книг» он рассматривал как «введение в изу­чение минимума знаний о книгах». «Среди книг» - это придуманная Рубакиным особого типа энцикло­педия, общеобразовательный каталог, программа самообразования для каждого человека. Здесь представлены все отрасли знаний: от истории и экономики до политики, искусства и образования. О каж­дой сфере дан краткий, но исчерпывающий рассказ и подобрана соответствующая библиография лучших книг на эту тему на русском языке. Рубакин просмотрел более 60 тысяч книг!
    Такого справочного издания не было ни до, ни после Рубакина. Ценность его еще и в том, что материал дается максимально полно, доступно, строго объективно, научно и без всякой полеми­ки, ибо, по мнению библиотековеда, «полемика - один из лучших способов затемнения истины посредством всякого рода человеческих эмоций... Будем смотреть прежде всего на то, что соединяет людей, а не разъединяет их».
    В 20-30-е годы критика обрушилась на теории библиотековеда, обвиняя его в идеализме, объективизме, эклектизме. Эти обвинения стали укоренившимся штампом в специальной литературе на долгие годы. Оттепель наступила только в 70-е годы.
    В настоящее время по содержанию, особенно по отбору материа­ла, указатель устарел, хотя для специалистов он и сейчас предс­тавляет интерес и может быть использован в любой отрасли знания, но по масштабности это ценное пособие и поныне не имеет себе равных.
    Многие предложения Рубакина по вопросам организации общест­венных публичных библиотек, их книжных фондов и каталогов не по­теряли актуальности.
    Работы Н. А. Рубакина, посвященные вопросам изучения читате­ля были им написаны также в результате поисков путей правильной постановки самообразования.
    Второй том «Избранного», в основном, посвящен работам в облас­ти самообразования.

    В 1911-1914 гг. Н. А. Рубакин очень много уделяет внимания ра­боте в помощь самообразованию читателей. В ряде русских журналов печатает «Письма к читателям о самообразовании» (1911), издает книги на эту же тему: «Письма к читателям о самообразовании» (1916), «Практика самообразования» (1914), «О сбережении сил и времени в деле самообразования» (1914).
   Книги Н. А. Рубакина о самообразовании - совершенно особые не только по мыслям, в них выраженным, но и по происхождению, по структуре. Они созданы на базе многолетней и колоссальной по объему переписке с читателями. В основе работ по самообразованию лежало фанатическое по своему упорству уважение к человеку, к его воле, возможностям его интеллекта. 
   Николай Александрович с самого начала верно определил роль самообразования: «Всякое настоящее образование добывается путем самообразования».
   В «Письмах о самообразовании» наиболее полно изложена теория самообразования. Эта книга вызвала широкий отклик читателей, ка­кого не ожидал и сам автор. Он получил 8 тысяч писем со всех уголков России.
    «Практика самообразования» являлась непосредственным продол­жением «Писем» и написана на основании откликов читателей на этот труд, но уже в другом плане. Как сказано в предисловии, это – «опыт системы самообразовательного чтения применительно к лич­ным особенностям читателя». В книге два отдела. В первом - изложены основные принципы самообразования и методы постановки самообразовательной работы. Второй - библиографический - содержал рекомендательные списки литературы для самообразовательного чте­ния. Если содержащаяся в этой книге классификация наук и реко­мендуемые списки литературы устарели, то практические советы - как самостоятельно работать над книгой и усваивать прочитанное, как заниматься самообразованием - полностью сохранили свое зна­чение и представляют несомненный интерес.
    Главная мысль всех многочисленных работ Н. А. Рубакина, посвя­щенных самообразованию, состоит в том, что человек должен продол­жать учиться и после того, как он закончит среднее и специальное образование; что он должен продолжать учиться всю жизнь, что – «нет такого ума, даже темного из темных, нет такого положе­ния, даже тяжелого из тяжелых, из которого и самый средний, самый обыденный, самый серенький человек не мог бы двинуться «вперед и вверх».
   Вершиной творческой деятельности великого русского книговеда можно бесспорно назвать разработку науки, названной "Библиопсихология". Эта теория психологии читательства, по мнению автора, представляет собою отрасль психологии, изучающую человека как читателя, процесс чтения, влияние книги на человека, творческое взаимодействие между писателем и читателем.
    Основные принципы теории библиопсихологии были изложены в ра­боте «Психология читателя и книги» (Госиздат, 1929). Исходя из изучения нового читателя. Рубакин стал составлять библиотеки, подобранные по принципу энциклопедичности. Каждый специалист, говорил он, должен быть энциклопедистом, если он хочет быть серьезным знатоком в своей области. «Библиотека должка быть не просто хранилищем книг, которые она выдает всем желающим, она должна возбуждать у своих читателей мысли и чувства, двигать их вперед».
   В 30-е годы и эта теория подверглась резкой критике, которая, к сожалению, была односторонней, потому что, указывая на ошибки Ру­бакина, она пренебрегла всем богатейшим опытом выдающегося библи­отековеда и замалчивала все положительное.К середине 30-х годов полностью прекратились публикации уче­ного. 

     Истинная значимость наследия Н. А. Рубакина прежде всего в том, что он поставил проблему книги и чтения на уровень общенациональной, считая, что от состояния чтения за­висит настоящее и будущее нации!
    Затем, впервые в отечественной и мировой науке рассмотрел чте­ние как комплексную проблему, как самостоятельный объект исследо­вания с точки зрения различных наук: истории, социологии, психологии, физиологии, педагогики и др.
   Далее, и тоже впервые, именно ему принадлежит идея внедрения науки с ее методологией точности во все практические сферы жизни книги, начиная с организации творческого процесса писателя: в из­дательское дело, книжную торговлю, библиотечное дело, а также в педагогическую практику обучения чтению и работы с книгой.
   Так родилась ориентированная на практику наука о книге - библиопсихологическая психология.
   Наконец, именно Рубакин вводит понятие типологии книги, соотнося ее с типологией читателя, что означает ориентацию всей просветительской деятельности на человеческую индивидуальность, неповторимость личности. В этом и проявилось его понимание самоценности каждого человека с его уникальностью в противоположность принципам массового, общего для всех образования и воспитания.
    Многое из наследия выдающегося теоретика и практика книжного, библиотечного и библиографического дела еще не изучено, требует глубокого анализа и объективной оценки с точки зрения современ­ного уровня библиотечно-библиографической науки.
    Поэтому 21 мая 1992 года в Москве был основан Российский фонд чтения имени Н. А. Рубакина (РФЧ). Учредителями РФЧ выступили:
• редакция газеты «Книжное обозрение»;
• редакция газеты «Московские новости»;
• Международное Сообщество Книголюбов;
• редакция газеты "Наше наследие».
Президент РФЧ - профессор С. Плотников (Сведения о РФЧ вы можете найти в газете «Книжное обозрение», 1992, N 8).
    В августе 1992 года в г. Ивантеевка Московской области состоялся Первый общенациональный конгресс по чтению на тему: «Чтение в современном мире: опыт прошлого, взгляд в будущее». В рамках конгресса усилиями Ассоциации чтения и Российской государствен­ной библиотеки (РГБ) проведены были рубакинские чтения, посвя­щенные 130-летию со дня рождения библиотековеда. В материалах докладов были выявлены реальные пробелы в изучении обширного наследия, преодалена была бытовавшая ранее предвзятость и поверхность оценок библиопсихологии. (Науч. и техн. б-ки.-1993.- N 3. – С. 64-67).
   Примером поиска резервов совершенствования обслуживания чита­телей в трудах Н. А. Рубакина может служить статья Беспалова В. М. «Возможности практической методики Н. А. Рубакина в современ­ных условиях» (Науч. и техн. б-ки. -1992. – N 8. - С. 40-46), где расска­зано о проверке системы индексирования читателя по Рубакину; статья Хомяковой И. Г. «Объект библиографической деятельности в трудах Н. А. Рубакина» (Науч. и техн. б-ки. – 1992. – N 8. – С. 46-61).

СЕНТЯБРЬ

85 лет назад (1947) в Эдинбурге принято решение о создании Международной федерации библиотечных ассоциаций и институтов (ИФЛА).

http://www.ifla.org/files/hq/gb/strategic-plan/2010-2015-ru.pdf

20 сентября - 50 лет назад Облисполком принял решение об открытии в Пскове областной детской библиотеки.
http://www.kaverin.ru/

26 сентября - 115 лет со дня принятия Устава Псковской городской общественной библиотеки.

Литература:
1. Самойлов, Н. Общественная библиотека в Пскове / Н. Самойлов // Псковская правда. - 1980. - 16 дек.
Статья посвящена организации и работе библиотеки. Устав ее был принят 26 сентября 1897 года, для читателей библиотека была торжественно открыта 1 февраля 1898 года.
2. Левин, Н. Общественная библиотека : (Псков на старых открытках) / Н. Левин // Псковская правда. - 1990. - 29 сент.
3. Киселева Е. «С минувшим днем перекликаясь...» : что читали псковичи сто лет назад / Е. Киселева // Псковская правда. - 1997. - 27 июня.
По отчетам общественной библиотеки за пять лет - 1898-1904.
4. Киселева, Е. Г. Псковская городская общественная библиотека / Е. Г. Киселева // Библиотечная жизнь Псковщины : информ. сб. Вып. 3. - Псков, 2001. - С. 27-35.

ДЕКАБРЬ

120 лет со дня открытия Опочецкой центральной районной библиотеки.

http://www.opochka.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий

КНИЖНАЯ ПОЛКА: НАШИ ИЗДАНИЯ 2011-2017

Поиск по этому блогу