среда, 11 февраля 2015 г.

Личность с непростым характером - жена знаменитого русского поэта Осипа Мандельштама



В Пскове ожидали ее приезда только несколько человек. Она была безразлична властям, а горожанам ее имя ничего не говорило. Надежда Яковлевна Мандельштам, жена поэта Осипа Мандельштама, расстрелянного в декабре 1938 года, приехала в город осенью 1962 года преподавать в педагогическом институте английский язык. К тому времени она сменила много мест на бесконечном маршруте метаний по захолустьям великой страны.

Вера Николаевна Голицына, в 60-е годы молодой ученый-филолог, кандидат наук, рассказывает:
- Я увидела небольшого роста, худую, внешне не очень броскую женщину. Даже не зная, кто она, в ней чувствовалась личность с непростым характером.
До переезда в Псков ее прибежищем была подмосковная Таруса, нередко становившаяся в 60-е годы пристанищем диссидентов. Жена знаменитого русского поэта никогда не находилась в тени своего гениального мужа. Она и сама была яркой личностью. Ее трехтомник «Воспоминаний» о поэте Мандельштаме - это еще и самые убедительные свидетельства о жизни страны в предвоенную эпоху.
Итак, она жила в Тарусе, без работы и средств к существованию, а жить в Москве ей не разрешалось. В это же время в Тарусе гостила Софья Менделевна Глузкина, преподаватель Псковского пединститута. Она познакомилась с Надеждой Яковлевной и обещала ей помочь с трудоустройством на факультет иностранных языков, где имелась вакансия. За нее сразу же стали хлопотать другие известные ученые. Вере Голицыной тогда прислал письмо выдающийся филолог, специалист по поэзии «Серебряного века» Дмитрий Евгеньевич Максимов с просьбой помочь Надежде Мандельштам с трудоустройством. «Я уверен, что для института и для вас такой человек был бы находкой», - писал ученый.
- Я пошла с этим письмом к ректору Ивану Васильевичу Ковалеву, - вспоминает Вера Николаевна. - Он сказал, что приказ о зачислении Мандельштам уже подписан. Хлопоты Глузкиной и ленинградских ученых помогли. Со стороны ректора это был смелый шаг – принять на работу жену опального поэта, человека независимых взглядов и убеждений.
Профессор Псковского педагогического университета Лариса Яковлевна Костючук приехала в Псков после аспирантуры одновременно с Надеждой Яковлевной. Они познакомились, подружились…
- У Надежды Яковлевны был крайне узкий круг друзей. Основные ее собеседники в Пскове - это Софья Менделевна Глузкина, семья Майминых - Евгений Александрович и его жена Татьяна Степановна - преподавали в пединституте, Вера Николаевна Голицына и семья любятовского священника Сергея Желудкова, одного из продолжателей русской религиозно-философской традиции, - рассказывает Лариса Яковлевна. – Она нам рассказывала о муже, о суровой жизни страны в 30-е годы. Те разговоры отличались свободой мнений, и почти всегда расходились с мнением официальной печати.
Надежда Яковлевна хранила стихи мужа, черновые варианты неоконченных произведений. Она заучивала их наизусть на случай, если рукописи будут изъяты. Именно в Пскове Надежда Яковлевна начала писать знаменитые «Воспоминания». Отрывки из них читала только самым близким людям. А Вере Голицыной она подарила рукопись воспоминаний Ахматовой о Мандельштаме. Мандельштам всегда была независима в суждениях, за которые могла пострадать. Как-то, вспоминает Лариса Яковлевна, ее попросили написать критическую статью на творчество художника Фалька, считавшееся «упадническим». Кому-то не понравились его картины в экспозиции псковского музея. Надежда Яковлевна твердо ответила: «Фальк – мой любимый художник».
Студентов эта удивительная женщина учила не только английскому языку, но еще думать и жить. Такой Надежда Яковлевна и оставалась в памяти и душе студентов, которые несли этот свет знаний в школы. Поэт Мандельштам стал для многих будущих учителей открытием (впрочем, как и для преподавателей, которые в лучшем случае только слышали это имя). Под запретом тогда находился не только сам поэт, но и весь «Серебряный век» русской поэзии. В свои лекции преподаватели из круга Надежды Мандельштам стали вставлять строки «запрещенных» поэтов. Однажды Веру Голицыну вызвали в партком и отчитали за то, что она на лекциях цитирует стихи Анны Ахматовой – кто-то из студентов донес.
В Псков к Надежде Яковлевне приезжали: Иосиф Бродский, Александр Солженицын, Вячеслав Иванов, ныне академик, всемирно известный филолог, переводчик, лингвист, другие крупные ученые из Ленинграда и Прибалтики. Эти встречи проходили в узком кругу и не распространялись на город: визиты в Псков многих известных людей того времени, к сожалению, не стали для его жителей событием. Просто об этом мало кто знал.
Надежда Яковлевна помогала всем, ничего взамен не требуя. Однажды вместе с Ларисой Костючук они отправились к ректору просить за студентку, которая вне брака родила ребенка. Возникла угроза отчисления девушки. Да, в то время такое было возможно. Ректор Ковалев не только защитил молодую маму, но и выхлопотал для нее комнату.
Как человек искренне верующий, Мандельштам равнодушно относилась к вещам, легко расставалась с подарками и содержимым посылок. Книги, даже иностранные, прочитав или просмотрев, тут же кому-нибудь отдавала. Духовным отцом Надежды Яковлевны тогда стал священник и проповедник Александр Мень. Однажды она попросила Ларису Костючук: «Ты приведи свою дочурку, пусть она со мной познакомится». Дома на Октябрьском проспекте, где поселилась Мандельштам, сейчас нет, на этом месте теперь здание одного из банков. Ее жилищем, вспоминает Лариса Яковлевна, была длинная узкая комната с большим окном. На полу лежал половик, за который дочка зацепилась, когда торопилась навстречу хозяйке. Упав к ней на руки, от волнения смахнула пепельницу со стола: хозяйка квартиры много курила, у нее постоянно болело сердце, поэтому работала обычно лежа.
…Друзья, наконец, выхлопотали для Надежды Мандельштам прописку в Москве. В 1964 году она уехала в столицу, где и скончалась через шестнадцать лет. Но в Псков, который так и не заметил ее жизни в нем, она еще возвращалась не раз.
Владимир ФЕДОРОВ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

КНИЖНАЯ ПОЛКА: НАШИ ИЗДАНИЯ 2011-2017

Поиск по этому блогу