воскресенье, 8 февраля 2015 г.

Серебряный век Псковской губернии. Литературный марафон

В феврале в библиотеках области стартует областная акция «Серебряный век Псковской губернии. Литературный марафон».
Начало XX в. – переломное время не только в политической и социально – экономической жизни России, но и в духовном состоянии общества. Индустриальная эпоха диктовала свои условия и нормы жизни, разрушающие традиционные и представления людей.
Расцвет культуры в этот период был беспрецедентным. Он охватил все виды творческой деятельности, породил выдающиеся художественные произведения и научные открытия, новые направления творческого поиска, открыл плеяду блестящих имён, ставших гордостью не только русской, но и мировой культуры, науки и техники. Этот социокультурный феномен вошел в историю под названием Серебряного века русской культуры.
Понятие «Культуры серебряного века» распространяется на разные области бытия: наука, техника, философия и теософия, искусство. Но первое, что приходит на ум при упоминании термина «Серебряный век» - это, безусловно, литература.
В год Литературы Региональный Центра чтения продолжит работу по проекту «СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК РУССКОЙ ПОЭЗИИ». Для читателей в этом году прозвучат знакомые имена: к 125-летию со дня рождения Бориса Пастернака литературно – художественная программа «Пока горит свеча», а также художественный вечер «Подорожная Владислава Ходасевича».

В рамках литературно-туристического, просветительского проекта «Литературные тропы земли Псковской», разработанного Бакаловой Светланой Леонидовной, главным специалистом Регионального центра по работе с редкими и ценными документами ГБУК «Псковская областная универсальная научная библиотека, в литературном марафоне могут принять участие те муниципальные библиотеки, на территории которых прокладывается «Кольцо Серебряного века». Это будет своеобразное путешествие по Псковской области с книгами Саши Чёрного, Владислава Ходасевича, Фёдора Соллогуба, Александра Куприна, Игоря Северянина, Леонида Зурова и др.). Литературные туристы могут начать путешествие в Пскове, прогуляться с Сашей Чёрным, который довольно много строк посвятил Пскову. Затем можно отправиться в Порхов - в имение князей Гагариных Холомки и в соседнее имение Бельское Устье, где в 1921 году под эгидой Дома Искусств была организована колония для петроградских писателей и художников, где провёл лето 1921 года В.Ф. Ходасевич. Можно заехать и в Новоржев, где работал учителем в местной школе поэт-акмеист Георгий Адамович. В Бежаницах, интересно будет побывать в имениях Философовых Богдановское и Усадище, где когда-то бывали Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский. Есть даже фотография этой известной троицы на Бежаницком железнодорожном вокзале. И сколько таких пока до конца неизведанных тропинок на Псковщине, где какое-то время жили, работали или просто приезжали погостить ненадолго Ф. Сологуб, С. Городецкий, И. Бунин, И. Северянин, А. Грин, Л. Зуров, Д. Философов и другие.
«Серебряный век» - не только время, но и отношение художника к этому времени, которое может, конечно, выстраиваться совершенно по-разному, но всегда осознаётся как целенаправленное волевое воссоздание образа мира и времени в своём творчестве именно в тех рамках и формах, которые диктует эпоха. И ещё одно важно отметить: чаще всего – во всяком случае, в тенденции – такое воссоздание происходило не только в поэзии и прозе, но и в жизненных устремлениях художников.
Как протест против оскудения русской поэзии, как стремление сказать в ней свежее слово, вернуть ей жизненную силу возникло движение русских символистов.
Символизм возник в России не изолировано от Запада. На русских символистов в известной мере влияла и французская поэзия (Верлен, Рембо, Малларме), и английская, и немецкая, где символизм проявил себя в поэзии десятилетием раньше. Русские символисты ловили отголоски философии Ницше и Шопенгауэра. Однако они решительно отрицали свою принципиальную зависимость от западноевропейской литературы. Они искали свои корни в русской поэзии – в книгах Тютчева, Фета, Фофанова, простирая свои родственные притязания даже на Пушкина и Лермонтова. Бальмонт, например, считал, что символизм в мировой литературе существовал издавна. Символистами были, по его мнению, Кальдерон и Блейк, Эдгар По и Бодлер, Генрик Ибсен и Эмиль Верхарн. Несомненно, одно: в русской поэзии, особенно у Тютчева и Фета, были зерна, проросшие в творчестве символистов. А тот факт, что символистское течение, возникнув, не умерло, не исчезло до срока, а развивалось, вовлекая в своё русло новые силы, свидетельствуют о национальной почве, об определенных её корнях в духовной культуре России. Русский символизм резко отличался от западного всем своим обликом – духовностью, разнообразием творческих единиц, высотой и богатством своих свершений.
На первых порах, в девяностые годы, стихи символистов, с их непривычными для публики словосочетаниями и образами, часто подвергались насмешкам и даже глумлениям. К поэтам-символистам прилагали название декадентов, подразумевая под этим термином упаднические настроения безнадёжности, чувство неприятия жизни, резко выраженный индивидуализм. 1900 год можно считать рубежом, когда символизм определил в поэзии своё  особенное лицо – в этом году вышли зрелые, ярко окрашенные авторской оригинальностью символистские книги: “Tertia Vigilia” («Третья стража») В. Брюсова и «Горящие здания» К. Бальмонта.
Символизм был движением романтиков, воодушевляемых философией идеализма. Русский писатель и религиозный философ Д. С. Мережковский (1866-1941) в своем трактате объявлял войну материалистическому мировоззрению, утверждая, что вера, религия – краеугольный камень человеческого бытия и искусства. «Без веры в божественное начало, - писал он, – нет на земле красоты, нет справедливости, нет поэзии, нет свободы».
С символизмом, прежде всего, связано понятие «Серебряный век». При этом понятии как бы вспоминается ушедший в прошлое золотой век литературы и искусства, время Пушкина. Называют время рубежа девятнадцатого-двадцатого столетий и русским ренессансом. «В России в начале  века был настоящий культурный ренессанс, - писал философ Бердяев.  Только жившие в это время знают, какой творческий подъем был у нас пережит, какое веяние духа охватило русские души. Россия пережила расцвет поэзии и философии, пережила напряженные религиозные искания, мистические и оккультные настроения». В самом деле: в  России той поры творили писатели Лев Толстой и Чехов, Горький и Бунин, Куприн и Леонид Андреев; художники Суриков и Врубель, Репин и Серов, Нестеров и Кустодиев, Васнецов и Бенуа, Коненков и Рерих; музыканты и артисты Римский-Корсаков и Скрябин, Рахманинов и Стравинский, Станиславский и Комиссаржевская, Шаляпин и Нежданова, Собинов и Качалов, Москвин и Карсавина, Анна Павлова и Михаил Чехов. Бурно развивалась религиозно-идеалистическая философия, выходили труды марксистов. Была полифония различных течений в искусстве. И при всех конфликтах и противостояниях никем не велось войны на истребление.
Символизм породил ряд других течений, постепенно отпочковавшихся от него. Акмеизм (от греческого слова «акме» - высшая степень чего-либо, цветущая сила) возник на  отрицании мистических устремлений символистов, была по существу на взлете, но своим происхождением акмеизм был обязан символистам. Противопоставляя себя символизму, акмеисты провозглашали высокую самоценность земного, здешнего мира, его красок и форм, звали «возлюбить землю» и как можно меньше говорить о вечности, о трансцендентном, о непознаваемом.
Организаторами группы явились Николай Гумилёв и Сергей Городецкий. Также в группу входили Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Михаил Зиневич и Владимир Нарбут. Они составили ядро «Цеха поэтов».
Несколько раньше акмеистов на литературной арене появились футуристы. Объявляя классику и всю старую литературу как нечто мёртвое, футуристы утверждали своё право на произвольное слово, слово-новшество, «самовитое» слово, над которым не тяготеет его бытовое значение, и смысл которого связан только звучанием. Опыты такого изобретения слов давали Велимир Хлебников, А. Крученых. 

В десятых годах в России существовало несколько групп футуристов, враждовавших и соперничавших друг с другом: эгофутуристы, кубофутуристы, «Мезонин поэзии», «Центрифуга». Группу эгофутуристов возглавлял Игорь Северянин. Этому поэту был присущ футуристический эпатаж, склонность к неологизмам, к изобретению. Толпы слушателей и читателей упивались «поэзами» Северянина. Книги Северянина выходили неслыханными тиражами. Из кубофутуристов творчески значительными были три поэта: Хлебников, Маяковский и Каменский.
Рекомендуем воспользоваться данными материалами при проведении мероприятий 
в библиотеках.


Промышленность Псковской губернии


На промышленном развитии края сказывалась и близость Петербурга, который отвлекал из губернии рабочую силу и поставлял ей необходимые товары. Губернская промышленность обслуживала в основном местные нужды.
Бурное железнодорожное строительство, развернувшееся на территории губернии во второй половине XIX - начале XX в., в значительно большей степени повлияло на развитие торговли, чем на промышленное развитие. Наоборот, железнодорожное строительство усиливало сырьевое значение губернии и делало ненужным промышленное развитие на месте. Из губернии по железной дороге все больше вывозилось льна и леса. Строительство железных дорог привело к появлению ряда новых станций и поселков, значительно увеличилось число железнодорожников, которые становятся самой многочисленной группой рабочих в губернии. Так, в Пскове в начале XX в. их насчитывалось свыше 1000, в Великих Луках вместе с Новосокольниками - около 4000. Великолукские Главные железнодорожные мастерские, построенные в 1902 г., стали основным промышленным центром города. На предприятиях губернии преобладал ручной труд, энергетическая база была очень слабой.
В 1901 с г. предпринимателем Асташевым по концессионному договору с городской управой было положено начало городской электростанции. В 1908 г. под руководством инженера Репина началось ее переоборудование, законченное в 1914 г. В 1895 г. владелец мельницы и механической мастерской в селе Захино Опочецкого уезда Тиме построил небольшой турбинный завод, а в 1901 г. основал первую в губернии электростанцию. Затем появились еще 12 станций, но энергия их использовалась главным образом для освещения предприятий и меньше - для производственных целей. Неоднократно - в 1898, 1904, 1913 гг. - ставился вопрос о сооружении на реке Великой ГЭС, в частности у Выбутских порогов. Были разработаны даже ее проекты, которые, однако, не осуществились.
Сельское хозяйство
В пропаганде среди крестьян передовых методов ведения хозяйства многое сделало общество сельского хозяйства, существовавшее при губернском земстве. Именно оно ходатайствовало перед Министерством земледелия об открытии в Крестах сельскохозяйственного училища, а с весны 1909 г. при училище ежегодно проводились землемерные курсы продолжительностью в 5,5 месяцев. В Псковском уезде центром распространения передового опыта стала Быстрецовская сельскохозяйственная школа, открытая в октябре 1901 г. вдовой известного земского деятеля Н. Ф. Фан-дер-Флита - Елизаветой Карловной. При ней было создано отделение общества сельского хозяйства имени Н. Ф. Фан-дер-Флита, начиная с 1902 года, ежегодно в сентябре устраивались сельскохозяйственные и кустарные выставки. В период выставок организовывались беседы специалистов по различным вопросам сельского хозяйства. В 1904 г. была организована выставка в Печорах, в сентябре 1905 г. - выставка по животноводству в Заборовской волости Псковского уезда, в 1907 г. - выставка с сельскохозяйственным, кустарным и научным отделами в Порхове, а в Великих Луках - по садоводству и огородничеству. В сентябре 1911 г. первую сельскохозяйственную выставку в Новоржеве посетили более 5 тыс. крестьян. В 1912 г. в губернии состоялось уже 5 сельскохозяйственных выставок. В ряде мест крестьяне на практике пытались внедрять передовые методы агротехники и зоотехнии, а в 1910 г. в Жадрицкой волости Новоржевского уезда создали первую в губернии маслодельную артель.

Образование и просвещение

В течение 10 лет /1902-1911/ в губернии было открыто 380 новых школ, главным образом усилиями земства. В 1908-1909 гг., например, ряд уездных земств выдвинули довольно смелую по тем временам идею о введении всеобщего обучения.
Состояние грамотности населения самым прямым образом было связано с прогрессом сельского хозяйства: земские обследования показывали, что наиболее отсталая агротехника имела место в тех уездах, где число школ было наименьшим.
Благодаря усилиям земств в ряде уездов были открыты воскресные школы для взрослых, а в некоторых имениях - сельскохозяйственные школы. В большинстве земских школ работали демократически настроенные учителя, главным образом выходцы из крестьянских семей, окончившие Псковскую учительскую семинарию - старейшее педагогическое заведение губернии /открыта в 1874 г./. Семинария имела мастерские, земельный участок, где учащиеся занимались садоводством, огородничеством и пчеловодством.
Учителей для городских школ стал готовить открытый в 1909 г. в Пскове учительский институт, для церковно-приходских школ учителей готовило Псковское епархиальное училище. В качестве учителей работали также многие выпускники гимназий и уездных прогимназий.
Ведущее место занимала Псковская мужская гимназия, основанная как Главное народное училище в 1786 г. В 1901-1907 гг. в гимназии учился В. М. Брадис - выдающийся математик, автор «Четырехзначных математических таблиц», известных теперь каждому школьнику. В разные годы в начале XX в. в гимназии занимались будущие ученые Л. А. Зильбер и А. А. Летавет, писатели Ю. Тынянов и В. Каверин. В 1912 г. в губернии действовали также 7 женских гимназий и 2 женских прогимназии, в Пскове - частные гимназии Агаповой и Сафоновой, 5 реальных училищ - в Пскове, Великих Луках, Острове, Порхове и Торопце.
В 1910 г. Великолукское реальное училище окончил будущий выдающийся математик, академик И. М. Виноградов. В 1902 г. в Великих Луках открылось железнодорожное училище, в которое принимали детей железнодорожных служащих.
Еще в 1895 г. Министерство земледелия подняло вопрос об открытии в Псковской губернии, как центре обширного сельскохозяйственного района, среднего сельскохозяйственного училища. Открылось оно только в 1903 г. в Крестах близ Пскова и стало готовить агрономов. Училище располагало оборудованными кабинетами, имело ферму, пасеку, учебно-практическое поле. Кадры землестроителей готовило Псковское землемерное училище. В 1907 г. в Пскове открылась торговая школа, через три года - коммерческое училище, а осенью 1913 г. - художественно-промышленная школа, в которой функционировали три отделения: керамики, мозаики и художественной обработки стекла, причем два последних с пятилетним курсом обучения были организованы в России впервые. Идея создания школы принадлежала видному земскому деятелю Н. Ф. Фан-дер-Флиту, завещавшему для нее средства. Учебная программа сочетала общеобразовательные, художественные и специальные предметы с практической работой в хорошо оснащенных мастерских. Продолжал функционировать Псковский кадетский корпус.
Губерния имела в начале XX в. 4 духовных училища - в Пскове, Порхове, Великих Луках и Торопце, в которых православные мальчики, по преимуществу из семей духовенства, получали четырехклассное образование и право перехода в духовную семинарию. Духовная семинария действовала в Пскове, ее в конце XIX в. окончил и некоторое время здесь преподавал будущий патриарх Московский и всея Руси Тихон (В. И. Беллавин). Высших учебных заведений в губернии не было.
До конца 90-х гг. XIX в. губернский город не имел хорошей библиотеки, удовлетворяющей местную интеллигенцию. Старая публичная библиотека давно не обновляла свой скудный книжный фонд, библиотеки в учебных заведениях и клубах были недоступны для посторонних. Инициаторами создания общегородской библиотеки стали земские статистики, которые привлекли к этому делу не только других прогрессивных псковичей, но и городскую думу. Для покупки литературы был развернут сбор средств, разработан Устав библиотеки. Наконец, 1 февраля 1898 г. Псковская городская общественная библиотека была торжественно освящена и открыта. Через 5 лет, в 1903 г., она имела свыше 8 тыс. книг и журналов. Библиотека, хотя и была платной, пользовалась большой популярностью у местной интеллигенции. Только за первый месяц ее читальный зал посетили 1088 человек. Свежие номера газет и журналов, ради которых в основном посещалась библиотека, лежали в читальном зале. Общественная библиотека существовала также в Великих Луках, в феврале 1906 г. городская библиотека с читальней была открыта в Порхове, в Острове же, наоборот, в 1907 г. единственная библиотека была закрыта городской управой. Жители других уездных центров могли посещать небольшие библиотеки при уездных училищах. В читальном зале Псковской общественной библиотеки лежали свежие номера не только столичных, но и местных газет.
Главным печатным органом губернии являлись «Псковские губернские ведомости». Газета была органом губернского правления и состояла из официальной и неофициальной частей. В первой публиковались указы и распоряжения центральных и местных властей, сведения о происшествиях, статистические данные о числе фабрик и заводов, торговле и др. В неофициальной части помещались исторические статьи, сведения об общественных событиях (концертах, спектаклях, гуляньях), литературные произведения. «Ведомости» просуществовали 80 лет, до самого конца 1917 года, и успели даже опубликовать некоторые декреты Советской власти.
Продолжал выходить «Псковский городской листок». Газета выходила дважды в неделю и существовала до 1906 г. Основное место в ней занимала информация о жизни города, объявления различных учреждений, сведения о спектаклях. Издатель и редактор газеты К. А. Раух был человеком консервативных настроений, что сказалось на характере содержания. В декабре 1904 г., например, общее собрание Псковской общественной библиотеки не только отказалась выписывать эту газету, но и направило редактору открытое письмо, отмечая, что в ней «как обзор русской жизни, так и местной страдает крайне тенденциозным подбором и освещением материалов!». В 1880-1917 гг. издавался журнал «Вестник Псковского губернского земства», освещавший вопросы развития народного образования, здравоохранения, крестьянского и местного хозяйства. По-прежнему ежегодно издавались «Памятные книжки Псковской губернии», чаще всего раз в два года. В отдельные годы они содержали чисто справочные сведения: перечень основных губернских и уездных учреждений, чиновников, выборных лиц и т. д., но в ряде выпусков помещались важные статистические сведения, исторические исследования, материалы по этнографии, фольклору. Уезды собственных газет не имели, в деревне газеты были достоянием немногих. Например, в 1911 г. на 170 тыс. жителей Островского уезда выписывалось всего около 200 экземпляров газет. Их получали в основном представители интеллигенции. 

Культура

Членам губернского статистического комитета принадлежала главная роль в создании первого в губернии музея, открытого в 1876 г. и перешедшего в 1880 г. в ведение археологического общества (ПАО). В 1902 г. музей получил более просторное помещение - разместился в Поганкиных палатах. Туда же переместился сельскохозяйственный музей общества сельского хозяйства и рисовально-технические классы. В 1907 г. была проведена реэкспозиция музея, одновременно началось составление путеводителя и библиотечного каталога.
Материалы музея постоянно пополнялись благодаря деятельности Псковского археологического общества, которое в 1914 г. имело в своем составе 119 действительных, 28 почетных членов и 17 членов-сотрудников. С 1897 г. общество издавало свои «Труды», их вышло до революции 16 выпусков. В 1911 г. предстоял ХV-й археологический съезд в Новгороде, работа которого должна была коснуться и Пскова. С целью «облегчения приезжим гостям знакомства с местными древностями»сотрудники ПАО задумали составить путеводитель по городу. Эта задача была выполнена Н. Ф. Окулич-Казариным: в 1911 г. вышел в свет его «Спутник по древнему Пскову», через два года переизданный вновь. Эта книга сделала имя отставного генерал-лейтенанта достаточно известным среди знатоков псковской старины, она до сих пор остается своеобразным «историческим атласом» Пскова. Особенно бурную деятельность члены ПАО развили в 1912-1914 гг., когда вместе с московскими археологами стали готовиться к XVI археологическому съезду, который должен был состояться в 1914 г. в Пскове. Была подготовлена богатая выставка, началось составление археологической карты Псковской губернии, но проведению съезда помешала первая мировая война. ПАО проводило и археологические исследования в губернии: в 1899 г. - под руководством А. А. Заборовского в погосте Малы Псковского уезда, в 1903 г. - в Выбутах, В. Н. Глазов изучил множество курганов в Псковском, Опочецком, Великолукском, Холмском, Торопецком, Гдовском уездах, в 1911 г. раскопки в Гдовском уезде вели А. А. Спицын и К. В. Кудряшов.
В 1912 г. на месте строительства новой электростанции у Мстиславской башни под руководством В. Н. Крейтона были проведены первые археологические раскопки в Пскове.
В феврале 1916 г. по решению правительства в Пскове была создана губернская ученая архивная комиссия, задачей которой было собирать, обрабатывать и изучать древние письменные памятники и документы. Комиссия была создана одной из последних в России - 35-й по счету. Активной работы из-за непродолжительности существования она развить не смогла, но в 1917 г. выпустила «Сборник Псковской губернской ученой архивной комиссии».
Для культурной жизни Пскова большое значение имело собрание предметов старины купцом Ф. М. Плюшкиным (1837-1911). В течение более 40 лет он собрал уникальную коллекцию археологических памятников, церковной утвари, древних рукописей, монет, картин и др. - всего более миллиона экспонатов. Среди других частных собраний коллекцию считали по значимости третьей в России и 11-й в Европе, для ознакомления с ней требовалось несколько дней. Наиболее полным и обильным был «нумизматический отдел» - более 100 тыс. монет; такой коллекции монет не имел тогда даже Эрмитаж. Не меньший интерес представляли отдел оружия, собрание рукописей и старопечатных книг. В собрании были посмертная маска А. С. Пушкина, серебряная кружка Петра 1 весом в четыре фунта, табакерка Суворова, знамя Наполеона, серебряный рубль и медаль Е. Пугачева, обширные коллекции часов, русской одежды, фарфора и др. Коллекцию Плюшкина нельзя было назвать в прямом смысле слова музеем, т. к. не имелось путеводителя, описания предметов, их систематического расположения, все держалось в памяти коллекционера. Он никому не завещал свое уникальное собрание, но хотел одного: чтобы она осталась в России. После смерти Плюшкина в 1911 г. его дети и прогрессивная общественность России выступили с ходатайством о приобретении коллекции государством.
В 1913 г. купля состоялась, была назначена специальная приемочная комиссия, которой потребовалось для разбора и оценки коллекции целых два месяца. После этого она была разобрана по частям в различные музеи - Эрмитаж, Русский музей, библиотеку Академии наук, часть материалов поступила в музей Псковского археологического общества.
Спорт

Немалый след в общественной и культурной жизни Псковской губернии оставила деятельность различных научных, просветительских, благотворительных, спортивных и других обществ.
В сентябре 1896 г. был утвержден Устав Псковского общества велосипедистов - первого спортивного общества в губернии, в 1906 г. преобразованного в «Псковское общество любителей спорта». У Поганкиных палат была оборудована первая в Пскове спортивная площадка, а в помещении бывшей почтовой станции в Крестах -спортивный клуб. Общество прекратило свое существование в 1911 г. В ноябре 1910 г. открылось общество «Здоровье и спорт» в Опочке, в апреле 1912 г. в Пскове зарегистрировано гимнастическое общество «Сокол», а через два года - Псковское общество атлетики и физического развития «Вис». В 1885 г. в Пскове был создан шахматный клуб, но из-за незначительного числа энтузиастов и финансовых трудностей он длительное время влачил жалкое существование. В 1912 г. возникло общество шахматистов. В 1914 г. после Петербургского международного шахматного турнира по городам Европы гастролировал «шахматное чудо» кубинец X. Р. Капабланка. Побывал он и в Пскове, 13 января в помещении гимназии провел сеанс одновременной игры. Против Капабланки играли 31 шахматист, все они познали горечь поражения, но зато стали владельцами автографа знаменитого шахматиста. Автографы получили и зрители. После этого планы общества псковских шахматистов пошли еще дальше. Они направили приглашение тогдашнему чемпиону мира Эммануилу Ласкеру, но «король шахмат» ответил отказом. Тогда в Псков была приглашена другая знаменитость - немецкий мастер Тарраш, находившийся в то время в Петербурге. 15 мая 1914 г. он дал сеанс одновременной игры на 21 доске, продолжавшийся три часа. Тарраш победил в 17 партиях, 3 свел вничью и одну проиграл. Летом 1914 г. ожидался приезд Александра Алехина, который дал согласие на проведение в Пскове сеанса одновременной игры, но эти планы были сорваны начавшейся первой мировой войной.
С конца XIX в. на Псковщине существовало уникальное в стране детское общество «Майский союз», созданное в 1898 г. в имении Елизаветино Псковского уезда Е. Е. Вагановой. Первоначально в общество записались 26 мальчиков - крестьянских детей, которые занимались посадкой деревьев, оберегали птичьи гнезда, читали книги и ставили спектакли о природе. В 1901 г. оно объединяло уже около 500 детей из 47 ближайших селений. Но в 1903 г. в условиях революционного брожения в стране и тайных маевок власти насторожило название «Майский союз», и общество стало называться «Ласточка». Одно из газетных сообщений о делах «Майского союза» заканчивалось так: «И счастлива была бы Псковская губерния, если бы она покрылась густой сетью подобных союзов! Для этого дела нужны не столько материальные средства, сколько доброе сердце!». Однако последователей у Е. Е. Вагановой оказалось очень мало, елизаветинский детский союз так и остался редчайшим явлением не только в Псковской губернии, но и во всей России.
Как уже говорилось ранее, в 1899 г. широко праздновался 100-летний юбилей рождения А. С. Пушкина, который отмечался по всей России; состоялись торжества также в Святых Горах и Михайловском. Организаторами этого мероприятия стали правящие круги и православная церковь, ни один из крупных писателей того времени участия в празднествах не принял. В Святых Горах была открыта изба-читальня, которой по желанию местных старожилов присвоили имя А. С. Пушкина, при Святогорском монастыре открылась книжная лавка. Для почетных гостей близ монастыря был специально построен летний театр под названием «Храм славы», для простых людей представления проводились под открытым небом. В Храме славы, например, выступил с чтением стихов поэта князь Барятинский, но читал он их по-французски. Населению бесплатно раздавались дешевые издания произведений А. С. Пушкина. В «Вестнике Псковского губернского земства» неизвестный автор писал, что «простой народ еще не читает, не знает Пушкина, что это был праздник только образованных людей, а крестьянство находилось в стороне». «Необходимо принять меры, - продолжает он, - чтобы весь народ знал бы русского величайшего поэта... В настоящее время, когда на 100 жителей приходятся только 3 учащихся, мы не можем удивляться незнанию народом Пушкина». В юбилей 1899 г. народ проявлял больше любопытства, чем сознательного участия в празднике. В целом «Пушкинский уголок» губернии в начале XX в. влачил жалкое существование. В запущенном состоянии находилась могила поэта, его сын Г. А. Пушкин вынужден был обратиться к псковскому губернатору и духовную консисторию с просьбой ее благоустроить. В противном случае он даже решался перенести прах отца в Михайловское. Власти вынуждены были пойти навстречу; в 1899-1902 гг. под руководством псковского архитектора В. Л. Назимова была произведена реставрация могилы. В период юбилейных празднований передовые люди России поставили вопрос о приобретении Михайловского в государственную собственность, идея была поддержана народом, который предпринял по особым подписным листам сбор средств по всей стране. В июле 1899 г. Михайловское было приобретено в государственную собственность, а в 1901 г. решено было устроить здесь благотворительное учреждение - колонию для престарелых литераторов. В 1908 г. в Михайловском произошел крупный пожар, уничтоживший дом поэта. Во вновь отстроенном в 1911 г. доме открылась указанная колония.
В 1899 г. в ознаменование юбилея на доме в Пскове (угол Сергиевской и Стенной улиц), где останавливался А. С. Пушкин, была установлена мемориальная доска, а улица Садовая была названа его именем. Тогда же решено было построить в Пскове театр имени поэта. Построен он был в 1906 г. и назывался Народным домом имени А. С. Пушкина. Открытие сопровождалось большим концертом, посвященным А. С. Пушкину: артисты Петербургской оперы и драмы поставили «Скупого рыцаря». Судьба Народного дома волновала прогрессивную часть интеллигенции города, потому что позже он стал сдаваться в аренду и оказался в руках людей, далеких от искусства, превратился в «балаган для заезжих артистов». Основным зрителем были многочисленные обыватели, собственной постоянной труппы не было. Однако в дореволюционные годы на сцене Народного дома выступали не только мастера театрального искусства, но звучали голоса таких звезд эстрады, как А. Вяльцевой и Н. Плевицкой.
В декабре 1910 г. преподаватель музыки М. Ф. Гривский выступил с предложением о проведении в Пскове народного русского певческого праздника. Многие посчитали это утопией, но тем не менее совет хорового общества (существовал с 1883 г.) предложение поддержал. Действительно, идея казалась слишком смелой: в маленьком губернском городе устроить первый в истории страны грандиозный праздник, какие регулярно проходили только в Прибалтике. Удалось решить организационные и финансовые вопросы, руководить сводным хором согласился композитор А. А. Архангельский. Праздник был назначен на 14 мая 1911 г., т. с. приурочен к 15-летию коронации императора Николая II, и состоялся на плацу Иркутского полка, где специально была сооружена крытая эстрада и места для сидения. В празднике приняло участие 69 хоров Псковской и соседних губерний. Тысячеголосый хор, управляемый по очереди столичными дирижерами и псковичами М. Ф. Гривским и И. И. Тульчиевым, исполнил более 10 произведений духовного содержания, а также светских песен, сочинения Бортнянского, Чайковского, Римского-Корсакова, Даргомыжского и др. Одна из рецензий местного журналиста заканчивалась такими словами: «Первый русский народно-певческий праздник вполне удался. Наш забытый старый Псков положил первый камень для возрождения народного пения. Остается только продолжить великое культурное дело». Но следующий певческий праздник в Пскове состоялся только через 80 лет.
А через год после певческого праздника на том же плацу Иркутского полка псковичи впервые увидели самолет: в город прилетел на биплане известный летчик Сергей Уточкин. Сделав над манежем несколько кругов, он приземлился. Псковичи были несказанно удивлены этим невиданным зрелищем. Вскоре там же совершил посадку авиатор Абрамович, совершавший перелет Берлин-Петербург.
В общественной, культурной и духовной жизни Псковщины в начале XX в. немалое место продолжала занимать церковь. В губернии в начале века действовали 578 церквей и 17 монастырей, (1907 г.), в том числе Крыпецкий, Елизаровский и Печерский в Псковском уезде, Казанская община в Островском, Вознесенский - в Великих Луках, Никандрова пустынь в Порховском и др. Церковную жизнь освещал журнал «Псковские епархиальные ведомости».
По статистическим данным, в 1915 г. в Пскове насчитывалось 3200 католиков, большую часть которых составляли поляки, а также литовцы, латыши и немцы, поэтому в городе имелись католический костел и лютеранская кирха. Действовала также еврейская синагога. Основная часть церквей была построена в предыдущее время, строительство новых храмов в начале XX в. было явлением редким. В Пскове, например, исключение представляет построенная в 1908 г. церковь Омского пехотного полка и названная в честь Александра Невского. В городе было еще несколько церквей и часовен, связанных с именем полководца - домовые церкви при мужской гимназии и тюремном замке, часовни при паровозном депо и городской богадельне на Завеличье, имя его носил также один из приделов Троицкого собора. Этим церковь немало способствовала увековечению памяти «святого и благоверного князя Александра Невского.
Наиболее почитаемой православной церковью была «святая и равноапостольная» княгиня Ольга. Ежегодно в день памяти святой Ольги Российской крестный ход, приходивший накануне из Пскова на ее родину в Выбуты, на обратном пути останавливался у «Ольгиного камня»; чудодейственным считался «Ольгин ключ» -источник с прозрачной холодной водой. Близ камня в Выбутах была сооружена часовня в честь Ольги, а в июле 1914 г. заложен храм. В Выбутах на средства земства была сооружена школа, в Пскове были Ольгинские улица и набережная, часовня на берегу Великой, ее имя носил детский приют, Ольгинским назвали и новый мост через Великую, построенный в 1911 г.
В 1907 г. журналист столичного «Нового времени» М. О. Меньшиков призвал отметить 950-летие крещения княгини Ольги и поставить ей памятник в Пскове. Для памятника городская дума отвела место на городской площади, а архитектор Е. П. Черемисинова составила проект и изготовила модель памятника. В августе 1914 г. он получил Высочайшее одобрение императора, но закладка его из-за начавшейся войны так и не состоялась. При строительстве Ольгинского моста на вершине его насыпи по проекту известного архитектора А. В. Щусева была сооружена новая каменная часовня святой Анастасии. Фресковая роспись внутри ее была выполнена художником Н. К. Рерихом.
В 1908 г. открылся музей Псковского церковно-археологического комитета, который разместился в церкви Николы со Усохи. В ведении церкви было немалое количество школ. Хотя в начале XX в., особенно после первой российской революции,
развитие сети церковно-приходских школ в губернии сильно замедлилось, материальная база их была лучше, чем земских и министерских: в 1911 г. 73% их размещались в собственных зданиях.
В декабре 1912 г. выходивший в Петербурге журнал «Трезвая жизнь», рассказав о движении за трезвость в Псковской губернии, подчеркнул, что свое 10-летие отметило Казанское общество трезвости в Острове. Инициатором его создания и руководителем в течение всего времени был священник Спасо-Казанского монастыря Панов. Общество открыло свою библиотеку для населения, устраивало беседы и чтения, с целью пропаганды трезвого образа жизни среди подрастающего поколения в Казанской школе проводились специальные уроки. В городе и уезде было открыто четыре отделения этого общества, число записавшихся в них достигло 700 человек.
Псковский театр
Псковский театр не остался в стороне от бурных событий начала XX века. В репертуаре наряду с классическими пьесами русских и иностранных авторов присутствовали пошлые, безыдейные, а подчас и откровенно реакционные произведения. Со скандалом, например, прошла в Пскове и Острове грязная антисемитская пьеса Литвина и Крылова «Сыны Израиля» /«Контрабандисты»/, о чем вспоминал в своей книге «На повороте» находившийся в то время в Пскове П. Н. Лепешинский - руководитель псковской искровской группы.
Во время революции 1905-1907 годов репертуар был удивительно разнообразным, он поражает и своим большим объемом. В эти годы на сцене значительное место занимали произведения классического репертуара: «Ревизор» Гоголя, пьесы Островского, «Смерть Иоанна Грозного» А. Толстого, «Дачники» Горького, «Власть тьмы» Л. Толстого, «Псковитянка» Л. Мея, «Дядя Ваня» Чехова и многие другие. Широко была представлена и зарубежная драматургия: «Элъга» и «Ганнеле» Гауптмана, «Доктор Штокман» Ибсена, «Лодка с цветами» Зудермана, «Сестра Беатриса» Метерлинка и т. д. Но наряду с этим зрителю предлагалась масса низкопробных пьес, в том числе и «произведений» так называемых «литературных закройщиков», т. е. деятелей, которые топорно переделывали творения великих мастеров слова (Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского и других) для показа на сцене, искажая их смысл и спекулируя на великих именах.
В это революционное время псковский зритель активно воспринимал гуманные, передовые идеи драматических произведений. О настроении его говорит такой факт. В августе 1906 года на псковской сцене шла пьеса Гейерманса «Гибель надежды». По ходу действия на сцене звучала «Марсельеза». «Лишь только раздались первые звуки «Марсельезы», - писала газета, - как они были громкогласно подхвачены молодежью на галерее. «Марсельеза» покрыла голоса артистов на сцене».
В это же время в Пскове действовало несколько театральных залов, о которых уже говорилось: Летний, «качевка», зал в Кутузовском саду. Два инженера-путейца И. Хитаров и В. Фон-Ремер возродили железнодорожный театр на станции. 4 апреля 1906 года к ним присоединился и Народный дом им. А. С. Пушкина (ныне - драматический театр им. А. С. Пушкина), о чем уже говорилось. После первой российской революции псковский театр, как и вообще русский театр того времени, переживает сложный период. В репертуар его широким потоком влился вульгарный фарс и «легкая комедия», так называемые пьесы с раздеванием. Идут произведения Л. Андреева, В. Иванова, М. Арцыбашева, А. Урванцова и др. Русская классика по-прежнему занимает большое место на сцене. Особенным успехом пользовались спектакли, которые шли по воскресеньям и праздникам в дневное время. В эти дни ставились произведения исключительно из классического репертуара. Особенно охотно посещала их учащаяся молодежь. Билеты стоили от 10 до 65 копеек. В течение лета 1910 года, например, во время дневных воскресных представлений шли такие пьесы: «Женитьба Белугина», «Бесприданница», «Таланты и поклонники», «Без вины виноватые», «Бедность не порок» и другие произведения Островского; «Горе от ума» Грибоедова; «Недоросль» Фонвизина; «Женитьба» и инсценировки «Мертвых душ» Гоголя и т. д. Как и раньше, псковичи слушали оперы гастролирующих трупп, смотрели спектакли украинских артистов.
Интенсивная театральная жизнь шла летом. Зимой она замирала и лишь приезды гастролирующих трупп и изредка поставленные любительские спектакли оживляли ее. Хотя и с меньшей интенсивностью, но в том же направлении, что и в Пскове, развивалась театральная жизнь в уездах. В предреволюционные годы в Псков, как и раньше, приезжали замечательные русские артисты. Несколько раз на псковской сцене выступал В. Н. Давыдов. В 1909 и 1910 годах приезжала В. В. Стрельская, псковичи могли насладиться искусством Ю. М. Юрьева, К. А. Варламова, П. Н. Орленева. Посетили псковскую сцену В. Ф. Комиссаржевская и М. В. Дальский. Театр продолжал играть важную роль в культурной жизни Пскова и Псковской губернии.
 Театральная жизнь в Невельском уезде связана с именем Елизаветы Эфрон.
Елизавета Эфрон – человек известный. Она – ученица Вахтангова, учитель Анатолия Эфроса, Дмитрия Журавлёва, Анатолия Адоскина и других известных артистов и режиссеров. Брат Елизаветы Яковлевны Сергей Эфрон – муж Марины Цветаевой. Не имея своих детей, в голодные годы революции, гражданской войны Елизавета Яковлевна забирала к себе детей Марины и Сергея – Алю и Ирину –и месяцами заботилась о них. Елизавета Яковлевна приняла у себя и прописала Ариадну Эфрон, приехавшую из Франции. Она приютила в своей крохотной комнатке бежавших из Болшева Марину и Георгия, после ареста Ариадны и Сергея. Она приютила у себя и прописала Георгия, вернувшегося из Ташкента уже после смерти матери, Марины Цветаевой.
Елизавета Эфрон, 20-е годы ХХ века.

В Невельском уезде Елизавета Эфрон впервые оказалась потому, что во время Первой мировой войны вместе с сестрой Верой Эфрон познакомилась с Василисой – дочерью А. Е. Жуковского, владельца имение Канашово Невельского уезда, и приезжала туда в гости. Позднее – в 1919 году – Елизавета Эфрон вновь вернулась в Невельский уезд, для того чтобы помочь организовать в селе Долыссы самодеятельный театр.
Из Москвы в далекий уезд Елизавета Эфрон отправилась не от хорошей жизни. В Москве люди голодали и в поисках еды уезжали в провинцию. И находили там не только еду.
На сцене самодеятельного театра играли пьесы Чехова, Островского. Классика пользовалась успехом у местного населения. Театр работал с 1919 по 1926 годы и оставил яркий след в памяти жителей уезда. Для Невельского уезда период 20-х годов ХХ века был временем культурного «ренессанса».

Художники

Псковская земля - край многовековой славной истории с ее неповторимыми памятниками - постоянно привлекала в начале XX века выдающихся русских художников.
Летом 1903 г. с памятниками старины Псковщины знакомились архитекторы А. В. Щуко и Н. Е. Лансере, а также художник Е. Е. Лансере. Для архитекторов это была учебная поездка, во время которой они делали зарисовки и обмеры древних сооружений Пскова, Великих Лук, Изборска, Печор. Н. Лансере выполнил акварельный рисунок Изборской крепости, карандашные зарисовки Мирожского и Снетогорского монастырей - Е. Лансере. В течение шести лет в Пскове жил К. Ф. Юон, который в 1904 г. создал работы «Псков» и «Чайный домик в Пскове».
Выдающийся русский художник, знаток архитектуры, археологии, истории Н. К. Рерих в 1903-1904 гг. совершил длительную поездку по древним городам, побывал в Пскове, Изборске, Печорах. Результатом явились картины «Псков. Общий вид на Кремль», «Псковские башни», «Вид на Печерский монастырь», «Большая звонница», «Ризница Печерского монастыря», «Труворово городище», «Изборск. Башни». В 1912 г. путешествие по губернии совершил художник-пейзажист С. В. Герасимов, создавший цикл акварелей, посвященных древнему краю.
Неоднократно бывал в Пскове художник И. И. Бродский. Впервые он приехал сюда в 1913 г. и был очарован старинным городом. Позднее в книге «Мой творческий путь» он писал: «Я очень люблю Псков и всегда как художник нахожу в нем что-то новое. Это Россия во всей ее красе. В Пскове я работал с неменьшим увлечением, чем в старинных городах Европы». Бродский пишет большую картину «Псков», на которой изображает улочку старинного города с торговыми каменными рядами, деревянными домишками, церковью. Тогда же он создает полотно «Псков. Гостиный двор», а в 1914 г. - «На реке Великой», где изображает пристань и огромное скопление рыбачьих лодок и пароходиков. Картина получилась праздничная, в ней господствуют красные, синие, голубые и зеленые тона. Тогда же он пишет «Базар в Пскове», «Праздничный торг», «Псковский Кремль», «Лодки», «Пристань». Особенно охотно он пишет величавую псковскую реку. Псковские мотивы чувствуются и в «Зимнем пейзаже» в 1915 г., где изображены незатейливые домишки по соседству с церковью типично древнепсковской архитектуры и играющие дети на переднем плане и в глубине пейзажа. Художник готовился написать большое полотно «Псков», в котором хотел запечатлеть панораму Великой с кремлем, но помешала война.
Два года - 1915 и 1916 - в Пскове работал участник передвижных выставок В. В. Мешков. За это время он написал здесь более 30 произведений, которые были названы «Псковской сюитой». Седая старина, могучие крепостные сооружения, природа края - все это великолепно воплощено на полотнах художника. Значительны работы «Нижние решетки», «Псков XVII века», «Псков XVIII века». Об одной из картин критики писали: «Стоит только взглянуть на картину «Псков XVII века», и вы уже начинаете понимать чуткую душу художника, который так легко и себя, и других может уносить в этот древний городок, где столько неподдельной красоты и древнего величия. Сюжет картины строго продуман: торжественная белизна церквей, серая задумчивая река, и все это так картинно сплетается с деловой жизнью города». В 1916 г. он побывал в Михайловском и Тригорском. На его полотнах можно видеть «Михайловские рощи» и «Дом Лариных» - работы, отличающиеся тонким лиризмом.
Красивейший уголок Псковщины - Холомки в Порховском районе - в первые послереволюционные годы был местом отдыха и творчества известных писателей и художников. Здесь в 1921 -22 годах в одном из первых советских «Домов творчества» (их тогда называли «Колонии писателей и художников»), организованном по инициативе А. М. Горького, жили художники - М. В. Добужинский, В. А. Милашевский, Г. С. Верейский, Н. Э. Радлов, писатели и литературоведы - К. И. Чуковский, В. Ф. Ходасевич и др. Хозяйкой дома в Холомках была С. А. Гагарина - дочь известного русского ученого, основателя Петербургского политехнического института А. Г. Гагарина. Атмосфера, царившая в Холомках, была необычайно творческой. Художники ходили на этюды, рисовали и писали в мастерской - одной из комнат, специально отведенной для этой цели, ставили любительские спектакли, на которые собиралось окрестное население. М. В. Добужинский выполнил здесь карандашный рисунок «Студия в Холомках», «Портрет Г. С. Верейского», а после поездки в губернский город - «Псков. Рыбный рынок». Стихией творчества В. А. Милашевского была псковская деревня, ее быт, крестьянские типы и характеры.
После революции в Псков приезжал художник И. И. Бродский.
В Псковском историко-художественном и архитектурном музее-заповеднике раздел советского изобразительного искусства — самый большой в собрании Псковской картинной галереи. Формирование его было начато в 1920-е годы поступлениями из Государственного музейного фонда.
Мощным проводником идей революции в первые годы советской власти стало агитационно-массовое искусство, захлестнувшее большие и малые города страны. «Молодой и кипучий» Псков, в котором, по свидетельству художницы А. А. Лепорской, «сосредоточились немалые культурные силы, революционно настроенная молодежь, прогрессивная интеллигенция», оказался в числе этих городов. Газета «Псковский набат» в феврале 1921 года сообщала об успехах художественно-промышленных мастерских, организованных при секции политического просвещения, где «объединились все художники города с целью массового исполнения художественных работ агитационного характера: плакатов, лозунгов, знамен, театральных декораций, занавесов, костюмов».
Творческой активностью отличался молодой псковский художник В. К. Турбасов. Сохранившиеся эскизы стендов и плакатов 1920-х годов, среди которых заразительной динамикой выделяются «День артиллерии» и «Социалистическим соревнованием ускорим строительство социализма», представляют лишь небольшую часть агитационной «продукции», созданной художником для Дома Красной Армии и других учреждений Пскова.
Великолукское «Творческое объединение псковских художников» образовалось в 1921 году. Деятельность группы концентрировалась вокруг кинотеатров «Коммуна» и «Рекорд», где выступали приезжие театральные группы и местные актеры-любители. Самой яркой фигурой объединения был Г. А. Новиков — художник и режиссер самодеятельного театра, осуществившего в 1925 году постановку «революционной пьесы» Б. И. Юрцева и И.А. Кравчунского «Необычайные приключения племени ничевоков». Это стало значительным событием в жизни провинциальной молодежи.
Искусство тех лет ярко и выразительно запечатлело новую действительность. Образ мятежного революционного времени раскрывается в творчестве многих художников в различных аспектах. Эскиз к картине «Жгут орлов», сделанный А. И. Вахрамеевым в феврале 1917 года — ценное свидетельство очевидца. Опьяненная гневом, разбушевавшаяся толпа, сжигающая царские знамена, эмблемы, манифесты у Аничкова моста в Петрограде — воплощение стихийной мощи революции.
С временем, которое А. Платонов назвал «эпохой перестройки земного шара», совпала молодость целого поколения советских художников. Выполняя свое предназначение первооткрывателей, творцов нового, они смело вторгались в действительность, не идеализируя ее, обращаясь к поискам образного языка, способного со всей остротой эмоционального переживания передать правду о времени.
Предельно откровенна по интонации небольшая работа Н. В. Синезубова «Доение коз» (1919). Обыденная мирная сценка оборачивается здесь страшным в своей неприкрашенности рассказом о голоде, болезнях, разрухе — реальностях первых послереволюционных лет.
Дух созидательного поиска 1920-х годов выразился в творческом соревновании разнообразных художественных группировок. Несмотря на стихийность, пестроту выдвинутых деклараций и программ, теоретическая и практическая деятельность каждой из них явилась вкладом в формирование новой культуры.
«Ассоциация художников революционной России» — АХРР (1922—1923) важнейшей задачей объявила документальное отражение текущей действительности. В обращении ко всем художникам СССР подчеркивалось, что «главным организующим форму элементом является сюжет, тематический подход в разрезе изучения и претворения действительности».
Активной участницей выставок АХРР была С. В. Рянгина. Стремясь дать «действительную картину событий», она увлеченно работала в жанре бытовой картины.
В «Натюрморте с чайником» (1923) с бережным вниманием изображены обыденные предметы, суровый аскетизм которых не просто характеризует быт, свидетельствуя о нелегких повседневных заботах, но и отражает напряженность духовной жизни целого поколения.
В советские годы созданием ярких эмоциональных пейзажей раскрылось дарование А. А. Рылова. Величавый, исполненный напряженного ожидания образ природы предстает в работе «Пьяный бор на Каме» (1917—1919).
С обществом «Круг художников» связана творческая деятельность трех выпускников мозаичного отделения Псковской художественно-промышленной школы, командированных в 1921 году Губернским отделом народного образования в Петроград для продолжения учебы, — Е. С. Забровского, В. В. Купцова, Г. И. Иванова.
Участие В. В. Купцова в выставках «Творческого объединения псковских художников» неизменно вносило в них дух задиристости, дискуссионности. На выставке 1922 года рядом со своими работами, составившими около половины от общего количества экспонируемых произведений, он вывесил лозунг: «Пусть в них обман, пусть в них химеры, но в них и молодость моя!»
Период напряженных творческих поисков в условиях многообразия различных стихийно возникавших группировок был завершен весной 1922 года постановлением «О перестройке литературно-художественных организаций».


Комментариев нет:

Отправить комментарий

КНИЖНАЯ ПОЛКА: НАШИ ИЗДАНИЯ 2011-2017

Поиск по этому блогу